Progress — от BPM к RPM


PCWeek/RE
Ссылка на статью
19.11.2010
Сергей Свинарев



Доктор Кетабчи: “Я убежден, будущее в управлении бизнес-процессами — за системами RPM”

Компания Progress Software, известная прежде в нашей стране благодаря своей одноименной СУБД, за последние годы превратилась в поставщика широкого спектра инструментов для разработки и исполнения распределенных приложений в сложных гетерогенных средах. Если еще в прошлом году Юрий Гусев, генеральный директор фирмы Progress Technologies, имеющей статус эксклюзивного дистрибьютора Progress Software в нашей стране, говорил, что на ПО промежуточного слоя Progress [а это корпоративная сервисная шина Sonic ESB, система оперативного мониторинга транзакций и управления SOA-архитектурой Actional, средства интеграции данных DataXtend Semantic Integrator и ПО Apama для оперативной обработки потоков сложных событий (CEP)] приходилось лишь 12% оборота в странах СНГ, то в нынешнем году эта доля может вырасти до 50%. Все упомянутые продукты появились в арсенале Progress в результате покупки ряда перспективных вендоров. На состоявшейся в середине ноября очередной конференции Progress 2010, партнеры и клиенты компании могли познакомиться с еще одним интересным приобретением — платформой управления бизнес-процессами, купленной в январе вместе с ее разработчиком — фирмой Savvion.

“Меня часто спрашивают, как будет развиваться технология управления бизнес-процессами в ближайшие десять лет, — сказал основатель Savvion, а ныне вице-президент Progress по стратегическому развитию доктор Кетабчи. — И я отвечаю: будущее за системами RPM (Responsive Process Management)”. К появлению очередной трехбуквенной аббревиатуры мы всегда относимся с известным скепсисом (нередко вполне оправданным). Данный случай не был исключением. Пока д-р Кетабчи подводил аудиторию к тому, что бизнес-процессы нужно не только описывать и проектировать, но также исполнять средствами информационной системы, отслеживать скорость и качество их функционирования, анализировать собранную информацию и на ее основе регулярно корректировать и оптимизировать процессы, на память приходили известные концепции вроде Business Process Optimization, которые, по сути, подразумевают то же самое.

Но потом прозвучало нечто новое. Корректировка бизнес-процессов, заложенная в описанном выше итерационном цикле, осуществляется, по мнению д-ра Кетабчи, слишком медленно и не учитывает многие события, лежащие вне бизнес-процессов, но способные иногда существенно влиять на них. В качестве примера приводится оформление заявки на кредит. Представим себе, что во время проведения этой процедуры, клиент лишается работы. Если такое событие фиксируется, то течение процесса нужно существенным образом менять: либо отказывать в кредите, либо проводить какие-то дополнительные проверки. Казалось бы, достаточно включить мониторинг такого события в бизнес-процесс и описать необходимые действия по его обработке. Но поскольку подобных событий множество, случаются они относительно редко и требуют реакции лишь в тех случаях, когда происходят в определенной последовательности (такие сочетания событий здесь называют шаблонами), включение их обработки в бизнес-процесс приведет к крайне нерациональной загрузке вычислительных ресурсов. Что же предлагает технология RPM?

Нужно направить потоки внешних событий на вход системы CEP (Complex Event Processing), и только тогда, когда будут обнаружены предварительно заданные шаблоны, соответствующая информация будет передаваться в систему управления бизнес-процессами (BPM). В выпущенном недавно продукте Progress RPM наблюдение за такими внешними событиями осуществляет модуль Business Event Processing, базирующийся на ПО Apama. В зависимости от того, на каком этапе бизнес-процесса фиксируется критически важное событие, выбирается то или иное продолжение стоящей за этим процессом транзакции (нередко весьма сложной и охватывающей несколько прикладных систем). Данную задачу выполняет модуль Business Transaction Assurance, в основе которого лежит Actional — еще один известный продукт из middleware-линейки Progress. Концепция RPM столь нова, что общепринятого перевода ее названия на русский язык пока нет. Исходя из вышесказанного, ближе всего по смыслу — управление процессами, приспосабливающимися к изменениям внешних условий.

Пакет Progress RPM выпущен совсем недавно и не имеет богатой истории внедрений. Как пояснил директор Progress Software по развитию бизнеса Линн Бьернтведт, первый проект ведется сейчас в одном из британских банков, а следующий контракт подписан с компанией Walt Disney. Классический инструмент управления бизнес-процессами Progress Savvion BPM нашел уже широкое применение во многих странах, но России в их числе пока нет. Причина проста: Progress Software купила фирму Savvion в январе нынешнего года, а до этого у Savvion в нашей стране канал продаж отсутствовал.

Подводя предварительные итоги работы Progress Technologies в странах СНГ в 2010 г., Юрий Гусев оценил ожидаемый рост годового оборота в 22—24%, что заметно выше прошлогодних 8%. Наиболее активны банки, страховые компании и розничные сети, которые все шире используют связующее ПО Progress. Об одном таком любопытном проекте рассказала глава департамента Progress Solutions эстонского разработчика Helmes AS Кристи Пуул. Ими на основе Apama CEP было создано решение для предотвращения мошеннических действий, которое внедрено во втором по величине эстонском банке SEB. У этого кредитного учреждения более 800 тыс. клиентов, которые используют 500 тыс. кредитных карт. Более 75% клиентов SEB регулярно обращаются к сервисам интернет-банкинга. Раньше, чтобы определить, является ли то или иное совершенное действие законным, требовалось не менее 4—5 ч работы квалифицированных экспертов. Теперь же, осуществляя комплексный мониторинг событий, происходящих во всех каналах взаимодействия с клиентами, система может в автоматическом режиме в реальном времени реагировать на заранее определенные шаблонные ситуации, пресекая потенциально мошеннические действия.



КомпанияНовостиПродуктыУслугиПартнерыКлиентыКонтактыПоискПоддержка